socrat2 (socrat2) wrote in ru_meritocracy,
socrat2
socrat2
ru_meritocracy

ФИЛОСОФИЯ НОВОЙ ПОЛИТИКИ, ИЛИ СИНАРХИЯ – МАТЬ ПОРЯДКА.

socrat2

ФИЛОСОФИЯ НОВОЙ ПОЛИТИКИ, ИЛИ СИНАРХИЯ – МАТЬ ПОРЯДКА.

Семёнов В.В.

Платоновская республика вошла в пословицу как якобы разительный пример несбыточного совершенства. В её основаниях постоянно видят противоречия. Например, Платон резко критикует демократию и также постоянно выступает за республиканский строй, за выборную власть. Однако противоречия в этом нет никакого. Ещё до Платона Сократ ратовал за «правление знающих», т.е. за профессионализм, или, говоря современным языком, за профикратию. Он и на суде высказал своё политическое кредо: «смешно, выбирать кормчего на корабле по жребию, а не по знаниям и опыту». Платон доказывал, что для блага государства «каждый должен заниматься своим делом», а выборы без учёта профессиональной подготовки считал катастрофой для государства. Идея настолько простая и понятная, что вошла в народную пословицу (Quod quisquis norit in hoc se exerceat - пусть каждый занимается тем, в чём он разбирается - латинская пословица) не принятую, однако, элитой, как руководство к действию. Платон указывает на механизмы устойчивости, стабильности государства, но его предложение выбирать для этого профессионалов в управление государством называют утопией. Правление профессионалов утопия, а правление непрофессионалов реальность, но какая уродливая! С войнами, кровью, насилием, кризисами, голодом, нищетой. На первом месте животные инстинкты, а на последнем – разум. Государство при таком правлении неполноценно и фактически являет собой не одно, а "два государства враждебные друг другу: одно государство бедных, другое богатых" [Платон. Государство. - Кн. IV. 422e – 423a]. Эти два государства – источник противоречий и смут, причина постоянно сменяющихся и повторяющихся форм его правления от автократии до демократии, причина появления конфликтующих партий (партия это часть, соответственно, и часть интересов государства).

И. Я. Брукер - «отец» истории философии - находился ещё под влиянием неоплатоников, а потому считал смешным утверждение Платона, что государь не может управлять хорошо, если он не причастен идеям и не относится к конкретной профессиональной группе (не является учёным, по античным меркам – философом). Однако эйдос Платона – это сверхчувственная реальность (субстанция) в противоположность чувственно данной, эмпирической, это сущность бытия, которому явление, не будучи ему тождественным, должно соответствовать (но эмпирический настрой неоплатоников сверхчувственное отождествлял с идеальным). Чем в большем соответствии с законами эйдоса (который берётся в качестве прообраза) находилась бы эмпирическая практика государства, тем более было бы объективным законодательство и управление, тем более редко, как утверждает Платон, власть применяла бы силу и наказания, и при совершенном строе они вовсе не были бы нужны. Нет никакой утопии в том, что существуют объективные законы функционирования государства, руководствуясь которыми можно постепенно приближать законосообразное общественное устройство к возможно большему совершенству. Если эмпирия (явление, случайное), мало соответствует субстанции (сущности, закону), то создаёт уродливый организм. Благо (благополучие) – категория субстанциальная, поэтому государство по Платону есть не искусственно созданный, а закономерно возникший естественный организм. Платон даёт вполне рациональное объяснение, его философия не идеализм, а учение об объективной реальности, поэтому платоновская республика – это не фантазии её создателя об идеальном государстве, а результат применения философской методологии (диалектический субстанциализм). Методология, которой нет у его критиков, или она у них сильно страдает алогизмами.

Существовали попытки изобразить платоновское государство с позиций антиутопии (начиная с произведения М. Янга о меритократии). Профикратию и сциентократию рассматривали как грядущую неотвратимую опасность, которая может привести к ещё большей поляризации общества, к новой олигархии. Однако тенденция развития цивилизации продемонстрировала противоположные исходы: непрофессионализм власти грозит похоронить весь род человеческий. В ХХ веке в западной политологии утопия Власти учёных Платона и антиутопия Меритократии М. Янга были переосмысленны в русле платоновской направленности в технократических вариантах политики государства у Т. Веблена, Д. Белла, Ж. Фреско и др.

Автократия времён бронзового века отличается от автократии, скажем, Сталина или Путина, но суть-то управления не меняется. Можно спорить об отличиях, но претензии к ней всегда будут претензией к автократическому режиму. Демократия древних Афин отличается от демократии Великой римской империи, а тем более от современной западной. Можно так же спорить об отличиях или приводить примеры смешанных и переходных режимов, только суть демократического правления от этого не меняется. Рыночная экономика тяготеет к демократическим формам режима. Однако, это сочетание оказалось не лучшим вариантом государства и попытки его улучшения в различных вариантах «третьего пути» по сути уже провалились, закончившись глобальным экономическим кризисом. Причина в сущности проста. В демократии правительство находится под совершенно недостаточным контролем граждан, нужны другие формы контроля и выборы без участия партий (партия это часть, т.е. не всеобщее, а классовое представительство слоёв общества).

Демократия – это выборы, а если есть выбор, то должна быть и свобода выбора. Поэтому демократия и либерализм неразделимы. Для буржуазии и её способа производства свобод всегда кажется недостаточно. Естественно, что появилось больше свободы и у народа, особенно таких, как свобода и права сексуальных меньшинств, гражданские права детей (ювенальная юстиция), права психически больных и т.д. Это суррогат свободы без влияния на принятие решений иерархии власти, без реального со-управления. Это изнанка либерализма. Для истории демократия (власть народа, подчинённых) – миф, иллюзия, но законодательно принятая система сдержек и противовесов, установленная на пути движения к ней, есть достижение народа. Народ выбирает из народа, но он непрофессионален в этом вопросе, поэтому выбор получается неудачным, выбирают чаще всего тех, для кого сама власть самоцель или источник обогащения. Вот почему демократия – поле действия для авантюристов, особенно авантюристов финансовых.

В животном сообществе (прайд, стая, стадо, племя и т.п.) иерархическая власть вожака абсолютна и эта абсолютность необходимое условие внутренней организации сообщества и его благополучного существования. Возникновение такого качественно нового образования, как государство, связано с появлением государственных институтов, т.е. увеличивается количество властей и возникает их разделение. Тут важно уяснить, что исходная животная система (сообщество) состоит из элементов (членов этого сообщества). И человеческая популяция (племя) в догосударственном своём существовании являет собой такую, по сути биологическую систему. А государство это уже более высшая система – социальная - имеет сообщество в себе в снятом виде, а потому элементами её являются не граждане, а государственные институты: институт управления, армии, экономики, экологии, идеологии и т.д.

Эту диалектику учитывал уже Платон и игнорировали античные и современные защитники автократии и демократии. Биологическое в человеке никуда не исчезает и животная власть в ограниченном состоянии (ограниченном рамками власти государственных институтов) существует. Но власть государства – это качественно особая, неживотная власть, а результат конкуренции институтов государства, где на начальных этапах развития главенствующим остаётся институт управления. Отношение между государством и гражданином опосредовано через отношение между государством и его институтом, в который входит гражданин. Лидерство институтов может меняться, но если умаляется их равноценность, их равно необходимая власть, то государство может разрушиться, исчезнуть..

Демократией так же, как и автократией, игнорируется власть многих видов институтов: помимо управленческого (социально-политического) вида власти должны действовать не менее значимые власти: власть экономического института государства, власть военная (защита государства и внутреннего порядка), власть идеологическая (сама идеология, духовная культура и т.п.), власть экологическая, власть здравоохранения и др. Это виды именно власти, ибо их влияние распространяется на всё государство, т.е. имеет статус всеобщности, несмотря на узкий профессионализм их требований. Разделение властей предполагает их равноправие, поэтому абсолютная иерархия с её автократом во главе есть анахронизм и пережиток животного сообщества. Такое государство архаично, ибо сама сущность государства требует синархии (со-управления) властей, регулируемой законом, который и есть его субстанция, стоящая над волей отдельных личностей. Казалось бы, демократия это точка равновесия, синархия, соответствующая сущности государства, но абсолютная власть иерархии может оставаться абсолютной и без автократа во главе государства. Этот парадокс мы и наблюдаем в эволюции нынешней буржуазной цивилизации, в которой сохраняется жёсткая иерархическая вертикаль власти. И не случайно: демократия, или народовластие, только поначалу встречается народом с восторгом, который вскоре переходит в критику и неприятие этой формы правления.

Идея власти учёных, власти профессионалов, технократии (технократия – от греч. τέχνη, «мастерство» + греч. κράτος, «власть»), во времена Платона была нереализуема, потому что не существовало ещё учёных, ориентированных на профессиональные группы населения, да и глубоких (мудрых) философов можно было по пальцам перечесть. Но времена меняются, работники умственного труда давно уже составляют целый класс общества и обслуживают все сферы и институты государства, а проблему технократии обсуждают не одно столетие и политически активные технократические движения возникают уже с начала ХХ века. Государство власти учёных в новое время стали называть технократическим. Термин устойчиво закрепился после работ «отца» современной технократии Т. Веблена, однако, как равноправное с ним, можно употреблять и сциентократия, и профикратия.

Платон был против демократии, но тем не менее идеалом его государства была республика – выборная власть. И в этом нет противоречия. Технократическое государство – это меритократия, где правят избранные на выборах профессионально ориентированные кандидаты. И не просто ориентированные, а всей своей жизнью подтвердившие свою подготовленность к руководству, люди с соответствующей жизненной и профессиональной школой. Это обстоятельство позволяет ответить на вопрос, кто по Платону их должен избирать? Так как главный социальный принцип платоновской меритократии профессиональная ориентация и уровень профессионализма, то избирать должна соответствующая этому принципу профессионально ориентированная группа людей (у Платона «племя философов», у Ф. Бэкона мудрецы-учёные из «Соломонова дома», у Т. Веблена и последующих теоретиков технократии - специалисты от технических до гуманитариев). Речь идёт о парламентской республике, но не с демократической, а с технократической структурой власти, с технократическим парламентом. Для технократической парламентской республики не нужен всенародно избранный президент и непрофессиональные всенародные выборы. Выборы должны переноситься во внутрь государственных институтов. Каждый профессионально ориентированный институт государства (военные, политологи, экономисты, экологи, медики, работники культуры и т.д. – все, чьи законы касаются всего государства) выбирают своих депутатов в парламент. Группы специалистов, которые не имеют статуса всеобщности, могут объединяться и выбирать своих депутатов. С исчезновением всенародных выборов (некомпетентности электората) исчезнут главные пороки буржуазной республики, исчезнут механизмы связи власти и капитала, а с ними и некомпетентность и коррумпированность власти, банки будут включены в экономический институт государства и у них появится заинтересованность в его благополучии.

Народ не лишается права на выборы и в этом смысле народовластия. Каждый будет иметь право голосовать в той профессиональной области (в том Институте государства), в которой он работает, в которой он разбирается, за того кандидата, который ему известен по линии его профессиональной деятельности. Народ – это профессионалы каждый в своей области и решая свой профессиональный вопрос в сообществе профессионалов, те же люди ошибаются в разы меньше. Выбирать будут лучших, тех, кто практическими или теоретическими работами показал и подтвердил свой профессионализм (профессионалы выбирают профессионалов). Такие выборы дадут положительный результат только при свободной конкуренции в профессиональном сообществе, власть в каждом Институте государства у тех, у кого больший профессионализм, от кого больше польза государству. Любое решение в парламенте должно быть одобрено профессионалами (депутатами, избранными от соответствующего профессионально ориентированного Института). В этом и заключено «Благо» государства, если следовать Платону.

Сегодня проблемы государства и мирового кризиса возникают настолько сложные, что решать их необходимо не просто в НИИ, а превратить парламент в некое подобие НИИ. И для этого придётся перестроить всю систему властной иерархии. Если довести идею до логического её завершения, то речь идёт о беспартийном государстве (и соответствующей идеологии), править которым должны представители его профессиональных институтов. Конечно, нужна реформа институтов государства, сформированных либерально-демократической властью. Каждый государственный Институт в технократическом государстве должен подчиняться соответствующему его профилю НИИ. Сеть профильных государственных НИИ и других учреждений, объединяемых по профессиональному признаку в соответствующий этому профилю Институт государства, во главе с выбранным на конкурсной основе и на определенный срок руководством - вот самая адекватная структурная единица технократической республики.

Как показывает историческая практика, общие положения конституции недостаточны для ограничения злоупотреблением властью, а введение всё возрастающего количества сдержек и противовесов напоминает Тришкин кафтан. Граждане должны быть защищены от любых неправоправных действий руководства, если таковые возникнут. Демократическому распределению власти между элитой и властью народа - власть элиты (период между выборами) и власть народа (период выборов) - необходимо противопоставить принцип диалектической синархии, или со-управление, которое выступает, как функция рабочих отношений, постоянно. Она не просто со-управление, но и конкуренция. И такая конкуренция в сфере профессионализма должна быть свободной и альтернативной и законодательно поддерживаться на уровне любого Института государства, где только она является гарантом от тех диких финансовых издержек государства, которые при непрофессиональности власти выбрасывались на совершенно бесперспективные проекты, защищаемые заинтересованными в финансировании группами высшего звена специалистов. Продвижение по службе не только по инициативе и оценке непосредственного руководителя, но и по принципу профессиональной конкуренции с ним через посредство объективной оценки со стороны профессионального сообщества, формы и способы которой следует разработать применительно к каждой профессиональной сфере с учётом её специфики (виды и формы синархии эмпирически выведенные и закреплённые законодательно).

Иерархия никуда не исчезает, а её синархическая форма заставляет её быть грамотнее, а соответственно, и устойчивее за счёт профессионализма. Но реализация синархии возможна только в государственных институтах. Ни один частный банк не отвечает и не хочет отвечать за экономические последствия своих инвестиций. А будучи включённым в Институт экономики, он будет получать соответствующие расчёты и рекомендации устраивающие государство. Можно рисковать, полная свобода в рамках необходимости государства. И в расчётах и в реализации инвестиций должны быть представлены конкуренты. Начинать могут одни, а в случае неудачи их сменят конкуренты. Спекулятивный капитал в рамках необходимости государства поневоле станет разумным.

Конституционно, законодательно закреплённая синархия любую профессионально ориентированную иерархию делает не жёсткой и место руководителя в ней всегда будет принадлежать наиболее профессиональному из конкурирующих за него. Это по сути и механизм самой жёсткой производственной дисциплины, и самодисциплины (не иерархия, не анархия, а синархия – мать порядка). Синархия – законодательно охраняемая свободная конкуренция, распространяемая не только на область профессиональной деятельности, но и на отношения между Институтами государства (для чего и нужен парламент).

В демократии проблемы решает большинство, в технократии научный аргумент и его последствия («Голоса взвешивают, а не считают» - Цицерон). Учитывать следует не столько количество голосов, сколько количество конкурирующих точек зрения и их анализ. Чтобы «бóльшая часть не побеждала лучшую» (Тит Ливий). Выявляются конкурирующие точки зрения, а конституция гарантирует право соревнования. Должна быть введена ответственность победителя за ошибочную концепцию или отстаиваемую точку зрения. В итоге, кто-то повысит свой статус в профессионализме и, соответственно, в иерархии, а кто-то понизит (степень профессионализма, должна отмечаться чем-то вроде звёзд на погонах, а количество их должно и увеличиваться, и уменьшаться по результатам текущей практики и конкуренции). Критерий один – объективность, соответствие критерию «Блага» государству. То же относится и к выявлению профессиональных недостатков в работе. Конкурс должен быть не формальным и учитывать следует только аргументы конкурирующих точек зрения, а не прошлые заслуги. Такова должна быть сциентократическая психология нового человека. Всё должно быть подвижно и социальный статус и права на собственность. На всём должна лежать печать конкуренции за степень профессионализма.

В сущности представленный проект (ну скажем, в отличие от абстрактного проекта Т. Веблена или ещё более абстрактного - Жака Фреско) это доведение той же идеи демократии до её логического завершения (совершенства).

У партии (или гражданского объединения) новой цивилизации должна быть не только программа обещаний улучшения, а программа качественного изменения государственных институтов, гарантирующая защиту граждан от любых неправоправных действий руководства, конкурентные отношения на любом этапе правления власти, а не от выборов до выборов. Одним из важных пунктов программы должна стоять цель добиться всеобщего высшего образования, по поводу которого уже сейчас ведутся дискуссии и споры. Подходит время технократии, в цивилизованных странах технологии и интеллект человека меняются на глазах и высшее образование становится насущной необходимостью.

  • Post a new comment

    Error

    Comments allowed for members only

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 0 comments